Авторитетный религиовед: Основатель коррупции в Украине — церковь Московского патриархата

церковьАвторитетный религиовед — о настроениях верующих, угрозах священникам и роли церкви во время войны.

Конечно, говорить о создании в Украине Единой Поместной Православной Церкви не приходится и теперь, после трагических событий, которые поставили страну на грань выживания. Но первые маленькие шаги на этом пути были сделаны именно после Майдана, и развязанной Россией войны в Донбассе. И делали эти шаги не руководители церквей, а простые верующие. Они не переходили в Киевский патриархат из Московского, они просто шли к Украинской церкви.

Киевский патриархат, как и раньше, искренне надеется, что процесс единения неизбежен. А вот Московский все же предпочитает отмалчиваться. Даже война и тысячи невинных смертей не смогли нарушить упорную приверженность Москве. В диалог, о готовности к которому говорил сразу после своего избрания Митрополит Киевский и Всея Украины Онуфрий, вступать в УПЦ МП не спешат. Тех же, кто на местном уровне готов к примирению и единению, строго наказывают.

степовикИзвестный религиовед, доктор богословских наук, преподаватель Киевской православной академии Дмитрий Степовик считает, что такое «молчание», на самом деле, означает поддержку агрессивных действий России против Украины.

Степовик уверен, что степень зависимости УПЦ МП от Москвы после смерти Митрополита Владимира только усилилась. О настроениях верующих, угрозах, которые приходится слышать священникам, и роль церкви во время войны религиовед рассказал в интервью изданию «Главком», передает 24Daily.net.

«Владимир Сабодан не принадлежал к людям сильной воли»

— Дмитрий Власович, еще в конце августа священнослужители Черкасской епархии УПЦ МП в ходе анонимного опроса на одном из совещаний высказались в поддержку создания в Украине единой поместной автокефальной церкви. 13 ноября неоднозначное событие произошло уже в Ровно, где представители УПЦ МП, УПЦ КП, УАПЦ, УГКЦ подписали Меморандум о единой Украине и единой Украинской поместной православной церкви. Можно теперь говорить, что путь к объединению действительно начал приобретать реальные очертания?

— Можно говорить. Но тот сценарий, на который мы — верующие, архиереи и священники Киевского патриархата — надеялись, не может осуществиться в данной ситуации из-за невероятного и ужасного оппортунизма Москвы. Таких событий, свидетельствующих о начале пути к объединению, особенно много было в Западной Украине. Но когда это инициируют епископы, на них не просто давят психологически, им угрожают даже физическим уничтожением. И то, что произошло в Киеве,это подтверждает.

— Вы имеете в виду тот факт, что митрополит Сарненский и Полесский Анатолий и Митрополит Ровенский и Острожский Варфоломей, подписавшие меморандум от УПЦ МП, через несколько дней отозвали свои подписи?

— Да. То, что они подписали, а затем отозвали, и то, что нынешний глава этой церкви Митрополит Онуфрий (Березовский) потребовал, чтобы они это сделали. Им угрожали отстранением от руководства епархиями. И они это сделали. Кажется, их даже вызвали после подписания в Москву. Конечно, их там не погладили по голове. В Москве надеются, что донбасский и крымский вариант может быть повторен в церковной и других сферах.

В этом контексте я также не могу похвалить поведение Митрополита Владимира (Сабодана) — хотя, как говорят, о мертвых либо хорошо, либо ничего. Но у него была прекрасная возможность объединить церкви, даже когда он уже был болен. Его авторитет в церкви Московского патриархата всегда был достаточно высок.

— По Вашему мнению, что помешало ему это сделать? Тоже угрозы?

— Помешал страх. Его все время предупреждали, особенно относительно политики нескольких епископов, близких к нему, которые были настроены на объединение с Киевским патриархатом. Другие епископы, получившие инструкцию из Москвы, передавали, что если он будет близко к себе держать тех настроенных на объединение людей, то он умрет быстрее, чем Господь призовет естественным путем.

То есть — ему сделают то, что называется «эвтаназия», помогут уйти из жизни. Конечно, когда такие намеки делают человеку, то он предостережется от резких движений. Кроме того, Владимир Сабодан не принадлежал к людям сильной воли. И он имел страх постоянно перед «хозяином», хотя он прекрасно понимал, что ничего неканонического в Киевском патриархате нет.

Фото: vid-knyhy-do-mety.info

Фото: vid-knyhy-do-mety.info

Если бы Киевский патриархат был бы ничем для Бога, то он бы так не вырос. Он был очень маленьким в 1992 году, когда произошло объединение УАПЦ Патриарха Мстислава и УПЦ тогдашнего митрополита, нынешнего Патриарха Филарета (Денисенко).А сейчас уже в КП значительно увеличилось количество прихожан, он имеет мощную инфраструктуру в виде трех духовных академий, нескольких семинарий.

По всем областям, даже там, где преобладает русскоязычное население, тоже много верующих — я имею в виду Донецкую, Луганскую области, Крым, некоторые другие южные и восточные регионы. Это чья работа? Божья. Потому что у нас и денег таких нет, и воздействия такого нет, и почти все президенты больше были больше против, чем за. Но Киевский патриархат вырос и окреп духовно. Никто так не сумел внедрить язык народа, как это произошло за двадцать лет существования Киевского патриархата. Все соборы у нас — от Донецка до Ровно, от Закарпатья до Сум — служат на украинском языке…

Такой успех вызывает яростное сопротивление со стороны Московского заполитизированного Патриарха Кирилла (Гундяева) и его суверена, который стоит над ним, как дамоклов меч, — президента России Путина. Поэтому объединение невозможно. Но путь есть.

— Какой именно?

— Он начался на Днепрянщине и на Подолье. Когда общины ставят соответствующее требование священнику. Например: 90% наших прихожан в вашу церковь хотят объединения с Киевским патриархатом — идем, уважаемый Владыка, в районное управление по делам религии, зарегистрируемся и переходим. Это разрешено всеми уставами.

То есть, должно идти объединение снизу. И примеры уже есть. Когда община решала, когда люди подписывались и шли вместе с требованием, здесь уже все перерегистрировалось. Но потом, правда, тут же ловили священника и говорили: «У тебя есть дети — как бы с ними ничего не случилось». Ну и другие угрозы, которые не имеют ничего общего с христианством.

Когда Янукович только пришел к власти, они это делали и по отношению к Киевскому патриархату. В Макарове была очень неприятная история. Мы построили церковь, и священник захотел построенный церковью дом его проживания перевести в свою собственность. Но дом его — пока он служит. Церковь сказала ему: нет, дорогой, будешь жить здесь, сколько нужно, но дом — не твоя собственность.

Он с кем-то посоветовался и перешел в Московский патриархат. И до этого времени он там. Конечно, мы не оставили так этого дела. Но суд тогда — при Януковиче — встал на его сторону. Мол, он