РЕКЛАМА

«Хохлов нужно, как говорится, мочить везде, не только в Новороссии» — российские СМИ об Украине

Фото: from-ua.com

Фото: from-ua.com

На выходных многие украинские СМИ сообщили, что на российских телеканалах исчезло слово «хунта». Это правда — во всяком случае, если речь о новостях на «Первом канале», НТВ и «России 24».

Также в их новостных выпусках почти не стало украинских «карателей» и «фашистов». И это, безусловно, приятная неожиданность. Из новостей также фактически ушел истерический тон, характеризовавший их на всем протяжении российско-украинского конфликта.

Впрочем, к его полному завершению российские телевизионщики, сами же и развязавшие эту информационную войну, все-таки еще не пришли. Как и российские власти, конечно.

Так, например, на прошедшей неделе российские телеканалы сообщили, что «на сайте международной правозащитной организации появился доклад о том, что делали и как вели себя на севере Луганской области бойцы батальона «Айдар». Похищения людей, незаконные аресты, шантаж, грабежи и убийства — это далеко не полный перечень «подвигов», которые нужно расследовать. Накануне на встрече с премьером Украины Яценюком глава «Международной амнистии» Салил Шетти призвал наказать виновных. А заодно взять под жесткий контроль все остальные отряды, которые были созданы на частные деньги».

Это сюжет НТВ. Был еще второй«В МИД РФ ознакомились с докладом правозащитников из Amnesty International, в котором говорится о военных преступлениях, совершенных батальоном «Айдар» в Луганской области. Константин Долгов, уполномоченный МИД РФ по правам человека: «Указанный доклад подтверждает масштабные преступления, в том числе военные, совершаемые рутинно и при потакательстве со стороны правоохранительных органов Украины руководством и членами батальона „Айдар“»… После публикации доклада Долгов призвал международные организации активнее следить за соблюдением прав человека на Украине, ведь «зверства айдаровцев — только часть общего массива зловещих преступлений карателей». Все они должны быть объективно расследованы под эффективным международным контролем, отметили в МИД РФ».

Аналогичные вышли на «России 24». При этом на самом деле Салил Шетти заявил следующее (цитируется его выступление в эфире «Эха Москвы»): «Докладчики AmnestyInternational ясно дали понять, что все чаще мы видим военные преступления, которые совершаются с обеих сторон. К сожалению, некоторые сепаратистские силы на востоке, как их называем, совершали похищения, пытки в отношении гражданских лиц. А последние несколько недель мы путем исследования на местах показали, что нарушения прав человека, военные преступления были также совершены добровольцами, добровольческими формированиями, действующими на стороне украинского правительства. И ответственность несут все стороны конфликта: и Украина и сепаратистские силы, кем бы они не поддерживались. И несут одинаковую обязанность по соблюдению прав мирного населения. Так говорят Женевские конвенции. В первую очередь по сохранению гражданских лиц. И позавчера, в частности, мы объявили, что у нас есть совершенно четкие доказательства того, что сепаратистские силы на востоке получают поддержку со стороны российского государства».

На обнародование фактов, собранных Amnesty International в отношении России и пророссийских боевиков на востоке Украины РФ не отреагировала никак. Более того, по словам Шетти, организация пыталась добиться встречи с представителями российского правительства, подобно той, что прошла с высшими украинскими чиновниками, однако потерпела провал. О причинах этого провала Шетти судить не взялся.

Новая мишень?

Между тем, на прошедшей неделе в России прошла довольно симптоматичная пресс-конференция бывшего «министра обороны» «Донецкой народной республики» Игоря Гиркина, который называет себя Стрелковым. Симптоматичная и по самому факту ее прохождения и того, что фактический военный преступник свободно выступает в эфире, и по характеру высказываний Гиркина.

«Бывший министр обороны Донецкой народной республики (ДНР) Игорь Гиркин (Стрелков) рассказал о своих дальнейших планах. По его словам, он собирается бороться с «пятой колонной» в России, - рассказал об этом выступлении НТВ. - Предателями экс-министр обороны ДНР назвал тех, кто способствовал развалу СССР, потом ставил «чудовищные либеральные эксперименты», а теперь ценит только деньги и уже давно вывез семьи за рубеж. Игорь Стрелков: «Пятая колонна мобилизовала все имеющиеся силы. Поднята по тревоге и брошена в бой вся многочисленная агентура, многие годы успешно рядившаяся в одежды патриотов-государственников». Теперь же, заявил Стрелков на своей пресс-конференции, «пятая колонна» хочет устроить «московский Майдан».

Похоже на то, что скопившуюся из-за телевизионной пропаганды негативную энергию российских граждан Кремль готовится окончательно выплеснуть против тех же россиян — тех, кто не поддерживает «генеральную линию» московской политики, «пятой колонны».

О том же — интересный текст независимого российского журналиста Аркадия Бабченко на Colta.ru. Предыстория такова. На прошлой и позапрошлой неделях на НТВ вышли друг за другом две нехорошо прославившихся в ходе все того же российско-украинского конфликта передачи «Профессия-репортер». Одна называлась «13 друзей хунты», вторая — «Еще 17 друзей хунты». Во второй авторы, всегда анонимные, сообщили, что, ввиду невиданного успеха первой передачи, решили порадовать своих зрителей продолжением. Независимые от Кремля российские журналисты окрестили эти передачи «публичным доносом», поскольку речь шла об открытом шельмовании конкретных граждан России, несогласных с современной политикой Кремля. После этого, например, «подруге хунты» певице Диане Арбениной стали один за другим отменять концерты в России. Героем «Еще 17 друзей хунты» стал Бабченко. И вот что он рассказал о съемках этой передачи:

«Лет десять назад работали мы со Светкой на НТВ. Том еще НТВ. Потом пришел Путин, и мы остались без работы. Я ушел таксовать и три года занимался этой незаконной предпринимательской деятельностью, а Светлана перешла на RTVI — последний телеканал, который оставался к тому моменту у Гусинского. Андрей Норкин, свобода слова, права человека, сменяемость власти, нет войне в Чечне — вот это все. RTVI в то время даже в России был достаточно популярен и занимал нишу сегодняшнего «Дождя» — по сути и вправду являясь на тот момент последним действительно независимым и оппозиционным каналом, пусть и кабельным. Потом наши пути разошлись. С RTVI Света ушла, и краем уха я слышал, что она работает где-то на РЕН ТВ, что ли. Ну, по крайней мере, мне так казалось. В конце концов, где в наше время еще работать свободному журналисту, как не у Максимовской? Больше попросту негде. Тут звонок. «Привет, Аркаш. Слушай, тут по новостям прошло, что ты призвал всех журналистов встать на колени перед украинцами…» Эм-м-м-м… А? Я как-то привык говорить только от своего имени. И давно уже никого никуда не призываю. «Нет, — говорю. — Не было такого». «Ну все равно, давай ты дашь нам интервью — про Украину, про войну, про твое видение ситуации?» Да без проблем. Приезжайте.

На следующий день приезжает съемочная группа. Еще один наш товарищ — Андрюха, с которым тоже работали вместе там же. И тут выяснилось — то ли я глуховат, то ли слишком много времени прошло с последнего нашего контакта, но… В общем, работают Света с Андреем не на РЕН ТВ. А на НТВ».

Отказываться от беседы было поздно и неудобно, рассказывает Бабченко, тем более, что приехали ведь, кажется, товарищи. Но дальше «Андрей достал файл с фотографией какого-то человека, по его словам — политолога, который где-то назвал военных журналистов подонками за то, как они искажают информацию о происходящем на Украине. И предложил мне смешать его с дерьмом и раскатать по асфальту. Эм… Ых… Штоа? Пардон. Я этого человека вижу впервые. Я понятия не имею, кто это. Его фамилия мне не говорит вообще ничего. Вы где-то откопали какого-то неизвестного никому гражданина с каким-то высказыванием и предлагаете мне на камеру под собственным именем смешать его с дерьмом? Не, ребят, так дело не пойдет». 

«Ну хорошо. А что ты вообще думаешь про Крым? Сказал, что я думаю про Крым. Вот что думаю, то и сказал. Мне не жалко. Если меня спрашивают — я отвечаю. Но только вы ж все равно не покажете. Да, ты прав. Не покажем. У нас же цензура, старик, ты же понимаешь. Понимаю. Знаю. Сочувствую. Ну хорошо, а что ты думаешь про Ходорковского и его съезд в Киеве? Да… Даже и не знаю как-то. Ничего, в общем-то, не думаю. Я тогда в Славянске по блокпостам ползал. Ну, провели съезд — и провели. А что я должен думать? Мне-то какое дело? Ну о’кей. А вот Макаревич? И его концерты на Украине?
Да блин. Мужики. Ничего я не думаю. Я думаю, что каждый человек волен делать и говорить все, что он считает нужным, так, как он считает нужным, там, где он считает нужным, и тогда, когда он считает нужным, — до тех пор, пока его действия и высказывания не подпадают под Уголовный кодекс. Я за свободу слова, свободу самовыражения, свободу всего, и вообще я демократ. Но вы же это тоже не покажете. А ты вот сам недавно призывал встать на колени… Блин! Да откуда вы взяли? Не было этого! Призывал бы — так и сказал бы. Андрюх! Что за фигня? Ну, в общем, стало понятно, что интервью не будет. Постояли, покурили и разъехались».

«Потом вышли «13 друзей хунты», — продолжает Бабченко. — Этого несчастного политолога с дерьмом мешали чьими-то другими устами. Стало понятно, зачем бывшие коллеги приезжали. Ну, не вляпался — и слава богу. Противно, но впредь буду умнее. Ан нет. Через неделю появилась вторая серия — «Еще 17 друзей хунты». И там уже одним из главных героев был я сам. Непосредственно собственной персоной. С Сергеем Алексашенко, Олегом Кашиным, Тамарой Эйдельман и почему-то Сашей Грей (американская порнозвезда. — «ОстроВ»)».

Как отметил Аркадий Бабченко, в каких серьезных «преступлениях» его обвинить, авторы передачи не нашли, поэтому им «пришлось высасывать из добродеевского или кулистиковского (уж не знаю, кто у вас там начальник) пальца фразу «это именно перу Бабченко принадлежит заявление о том, что россияне — генетически неполноценный народ».

«Уже лучше. Но вот про кровь младенцев — забыли, - поиронизировал он, обращаясь к авторам передачи. - Короче, уровень и качество понятны. Но есть во всем этом кино один момент, который меня интересует. Свет, Андрюх. Скажите. Когда ты мне звонила, Свет, шутила со мной и смеялась — скажи, ты же ведь знала, что стряпаешь донос на меня, правда? Ты же знала, зачем тебе нужна фраза про «призвал встать на колени»? Ты знала, что клепаешь на меня анонимку с подтекстом «бей жидолибералов, спасай Россию»? Ты знала? Андрюх, когда мы курили с тобой и ты предлагал пойти выпить пива — ты же ведь знал, что вернешься сейчас в «Останкино», пройдешь в АСК-1, поднимешься на пятый (или какой там сейчас у вас) этаж, зайдешь в монтажную и сядешь монтировать на меня поклеп, правда? Когда ты угощал меня сигаретами — ты ведь знал, что напишешь про «это ведь Бабченко сказал, что русские — неполноценный народ»? Ты знал? Вы же уже тогда все это знали, правда? Вы ведь звонили и улыбались своему бывшему коллеге, с которым когда-то вместе работали, — уже зная, что сейчас положите трубку, сложите анонимку в конверт, запечатаете его и понесете в НКВД? Так вот. Скажите, а что вы в этот момент думали? Не то чтобы вы были мне интересны как личности или меня занимали ваши неглубокие души — нет, жизнь насекомых меня мало увлекает. Но вы любопытны мне как персонажи. Как это происходит? Вы когда доносите на человека — вы его ненавидите? Считаете его врагом? Уговариваете себя? Убеждаете ли вы себя, что, донося на своего бывшего товарища и призывая к его линчеванию, вы делаете праведное дело? Ну вы же взрослые люди, вы не имбецилы — вы же понимаете, что делаете. Признаетесь ли вы себе ну хоть где-то внутри, в глубине души — ведь осталось там хоть что-то, наверное, — что вы совершаете мерзость? Или вам просто плевать? И это «ничего личного, просто работа, детей-то кормить надо»?»

«Да, кстати, Андрюх, Свет. Не знаю, чья это халатность, но фильм почему-то вышел без ваших фамилий, — заметил также Бабченко, снова иронизируя над характерной особенностью «Профессии — репортер» в ее современном состоянии. - Понимаю, как вам неприятно. Ведь для мастера нет ничего важнее имени на своем произведении, правда? Давайте-ка я исправлю эту оплошность. Итак, фильм «Еще 17 друзей хунты». Производство НТВ. Редактор — Светлана Губанова, корреспондент — Андрей Алферов. Художник должен гордиться своим творением! Успехов в дерзаниях. И да, НТВ — спасибо тебе. Всегда хотел сняться в фильме с Сашей Грей».

И вот — очередная «анонимка» в той же передаче на НТВ http://www.ntv.ru/novosti/1212878/. «В последнее время прессу будоражат сообщения о возможной ликвидации украинского президента Петра Порошенко,- говорится в новом анонсе «Профессии — репортер». - Рассматриваются нападения диверсионных групп, подрыв кортежа и даже атака с воздуха. Говорят, что глава Украины не так давно сделал сильный ход, расширив свою службу безопасности за счет специалистов из Европы и Америки. Расчет еще и на то, что нападать на граждан государств-спонсоров противники Порошенко уже побоятся. Те, кто мечтает расправиться с шефом, рассматривают самые экзотичные варианты ликвидации собственного президента. Впрочем, для Украины применение «Буков» уже не выглядит чем-то особенным. За бортом №1, по данным, которые получили ополченцы, следят некоторые подразделения национальной гвардии, никогда и не подчинявшиеся президенту страны».

«По другим данным, теракт, в котором должен погибнуть президент Украины, планируют люди Коломойского, — продолжает НТВ. — Наемники из так называемых карательных батальонов готовы выполнить команду любого, кто заплатит приличную сумму. Но факт остается фактом: у Коломойского действительно достаточно причин для того, чтобы ненавидеть Порошенко. Еще один «доброжелатель», которого имеет смысл опасаться президенту Украины, — Арсений Яценюк. Во время встречи на высшем уровне в Минске украинский премьер, кажется, из кожи вон лез, чтобы напомнить о том, что авторство мирного плана принадлежит именно его шефу — Порошенко. Хотя за глаза высказывается о бывшем единомышленнике (и самой идее заключить перемирие) совсем в других выражениях».

«1984»-римейк

Об актуальных трендах в работе все того же НТВ с недоумением высказалась на прошедшей неделе ведущая «Эха Москвы» Ксения Ларина. Речь шла, в частности, об упомянутом в «письме» Аркадия Бабченко Андрее Норкине, который до недавнего времени также считался среди российских коллег авторитетным журналистом.

«Появились фотографии страшные, на которых были изображены отрезанные головы людей, и была подпись, что «мы шлем головы карателей родным», то есть это сепаратисты, эти ополченцы, террористы такие посылки отправляли родственникам украинских солдат, офицеров, который они убивали, — рассказала Ларина. — И они, не стесняясь, это публиковали. И потом это удалили. Вот буквально, когда была программа очередная этого Норкина, «Анатомия дня», там они сюжет этот взяли, но там было все ровно наоборот, в чем страшный цинизм этой истории. Просто не стесняясь – я этот фрагмент специально посмотрела, потому что он в интернете – сразу его выложили, фрагмент этой передачи, связанный с этим сюжетом, когда человек говорит: «Вот посмотрите, до чего дошли украинские боевики и каратели. Они отрезают головы ополченцам и присылают их родным на родину». То есть ровно наоборот, то есть это даже не подтасовка, о юморе говорить не приходится». 

О той же передаче высказалась и телевизионных обозреватель «Новой газеты»  Ирина Петровская.
«Сейчас, кажется, такое время, когда за оружие приходится браться даже тем, кому это не позволяют убеждения» — такими словами подводит зрителей к сюжету ведущая рубрики «Герой дня» Анна Янкина. Знакомьтесь — немка, уроженка Берлина Маргарита Зейдлер. Вот такой — в скромном белом платочке на фоне колосящихся хлебов — она была прежде. А такой — в камуфляжной форме, с автоматом Калашникова в руках — стала несколько месяцев назад, когда, устав смотреть на творящееся безбожие, решила бороться с «укрофашизмом». Однако самая «вкуснятина» — даже не в немецком происхождении героини, а в том, что Маргарита Зейдлер — в прошлой жизни монахиня, принявшая постриг. Когда же Нацгвардия разгромила ее скромную сельскую обитель, она, «сменив монашескую рясу на камуфляж», поехала «на Донбасс». В первых кадрах сюжета молодая женщина с кроткими глазами тихонько поет что-то благостное про Родину, которую хотят погубить враги, а позже с гордостью демонстрирует на камеру удостоверение ополченки ДНР, где черным по белому написано: «Зайдлер Маргарита».

«Стоп! Так Зейдлер она, как указано в субтитрах, или Зайдлер, как написано в ее ополченческом удостоверении? Фу, какие мелочи! Ополченцы в большинстве своем академиев не кончали, пишут, как слышат, и нечего вылавливать блох в таком грандиозном сюжете. Хотя, между нами, сам сюжет-то плохонький и словно сделанный на коленке. Корреспондент так толком и не объяснил, как монахиня попала из Германии в «сельскую обитель» в Украине, не встретился с ее немецкими родственниками, не нашел других «сестер» этой обители, чтобы подробнее разузнать про свою героиню. Да и фотографий в монашеском облачении так и не продемонстрировал — хотя война, конечно, могла уничтожить все вещественные доказательства. И все же какая-то смутная тревога поселилась у меня в душе после просмотра «Анатомии дня» в минувшую среду, - написала Петровская. - Так бывает, когда встречаешь совершенно незнакомого тебе человека, которого ты знать не можешь, но понимаешь, что где-то его прежде видел, слышал этот еле уловимый немецкий акцент, смотрел в эти глаза… Ну просто классическое дежавю — эффект однажды виденного».

«Дабы развеять сомнения, порылась в памяти и наудачу решила вновь пересмотреть недавний хит НТВ — фильм «Еще 17 друзей хунты», показанный в рамках программы «Профессия — репортер» ровно десять дней назад, — продолжает она. — И ура! Удача мне улыбнулась. Кто ищет, тот всегда найдет! И снова здравствуйте. И знакомьтесь: НЕМЕЦКАЯ ЖУРНАЛИСТКА Маргарита Зайдлер (а ополченцы-то, оказывается, тщательнее, чем корреспонденты НТВ, с фамилиями работают!). Может, это какая-то другая Маргарита? Да нет же. Она, она матушка! Те же глаза, та же прическа, тот же акцент. Призвана в этом анонимном телеопусе, разоблачающем национал-предателей, опровергнуть свидетельство российского журналиста Аркадия Бабченко о том, что никакого настоящего референдума в Крыму не было. «В отличие от Бабченко, немецкая журналистка Маргарита Зайдлер все видела своими глазами, — уверяют авторы программы. — Она была в Крыму, когда народ голосовал в едином порыве, а потом поехала бороться с фашизмом на Донбассе и несколько месяцев пыталась выжить под огнем украинских боевиков. Сейчас Маргариту объявили своим личным врагом многие одиозные боевики, работающие на украинских олигархов».

«Чем так насолила немецкая журналистка боевикам и олигархам, создатели сюжета не уточняют. Но озвучивают на камеру ее сенсационное свидетельство очевидца: на стороне украинской армии, оказывается, вовсю воюют наемники из США, Польши, Германии. А вот участие в донецком ополчении российских наемников (о чем так любят говорить украинские и западные СМИ) — «это, конечно, подлая ложь. Я таких там не видела».

В связи с очередным антиукраиснким фейком обозреватель «Новой газеты» вспоминает другой нашумевший казус, НТВ и «России 24». «Всего несколько месяцев назад обе эти славные компании умудрились с разницей буквально в полчаса одного и того же персонажа с одними и теми же паспортными данными объявить и западным наемником, приехавшим в Николаев поддержать майдановцев деньгами и обмундированием, и мирным немецким врачом украинского происхождения, выступающим на стороне антимайдановцев, - рассказывает она. — В интерьере одной и той же больничной палаты, с одной и той же заляпанной йодом марлевой блямбой на носу (пострадал в уличных беспорядках то ли от своих же, то ли от чужих) он с энтузиазмом излагал свои легенды корреспондентам разных каналов. Натурально — случился большой конфуз. И каналы вынуждены были оправдываться: в «Вестях» до последнего стояли на своем: антимайдановец! На НТВ же сообщили, что Андрей Петков — просто клинический шизофреник, совсем недавно из психушки, а журналисты пали невольными жертвами его больного воображения. Но дивная Маргарита Зайдлер (Зейдлер?), представленная в программах одного канала с разницей в 10 дней сначала немецкой журналисткой, а потом монашкой, взявшей в руки автомат Калашникова, — это, конечно, куда более яркий, нежели казус Петкова, вклад в историю новейшего российского ТВ!».

В свою очередь«Ежедневный журнал», обобщая состояние российского телевещания, констатирует, что«наблюдение за российским телевизором и другими устройствами прямого внедрения правильных идей в мозг граждан позволяет увидеть ряд закономерностей. Например, чем больше крови, насилия и разрушений происходит по вине нашего государства, и особенно по вине телевизора, тем больше в этом телевизоре слов о добре, мире и гуманизме. На экране трупы и разоренные города – это идет военно-гуманитарная операция. Человек, который устроил войну в Украине, главнокомандующий, чьи подчиненные незаконно воюют против украинских войск, теперь предлагает план, по которому Украина должна отвести свои войска и фактически признать бандитский анклав на своей территории. Это издевательство называется «интеллектуально – гуманитарная помощь Путина». Военнослужащие, которых либо под видом учений отправили воевать в соседнюю страну, с которой война не объявлялась, либо были завербованы, а также уголовный сброд, именующий себя казачеством, – вот всё это в телевизоре называется «добровольцы», то есть люди доброй воли. Вместо программы Марианны Максимовской, единственной честной программы в федеральном эфире, на РЕН ТВ теперь выходит программа «ДоброВэфире» с ведущим Андреем Добровым, суть и цель которой в том, чтобы по объему злобы и ненависти не отстать от программ Дмитрия Киселева, Владимира Соловьева и Петра Толстого».

По его же словам, «последние полгода в российском политическом словаре произошли странные трансформации со словом «фашизм». Его объем и сфера применения как-то болезненно распухли, а содержание этого понятия стало исчезающе малым, фактически сравнялось с нулем, так что никто уже не мог понять, что это слово обозначает, зато все с легкостью необыкновенной называли друг друга фашистами. И вот в «Вестях» от 7.09 слово фашизм обрело свое новое и, видимо, окончательное значение. В репортаже о том, как дети в Украине встретили 1 сентября, журналист «России-1» обнаружил страшное. В одной из школ детям рекомендовали прийти на первый урок в вышиванках. «Это пахнет фашизмом!», – гремел в студии Дмитрия Киселева один из родителей. Киселев при этом многозначительно таращил глаза. Теперь мы, наконец, будем знать, что такое фашизм. Это вышиванка, а вовсе не то, что мы раньше думали».

«Всецело занятые поисками фашизма в соседнем государстве, федеральные каналы как-то утратили контроль за происходящим в России, - продолжает ЕЖ. - Нет, никакого фашизма у нас, конечно, нет, но на легкие формы национализма стоило бы обратить внимание. Вот недавно газета администрации города Иркутска, которая так и называется, «Иркутск, тиражом 15 тысяч экземпляров распространила следующую важную информацию за подписью гражданина Гущина И.А.: «Уверен, что хохлов нужно, как говорится, мочить везде, не только в Новороссии. В то же время в думу г. Иркутска рвется украинец Маценко. Считаю, что мы, русские люди, не должны это допустить. Депутатом может быть только русский и никто другой». Конец цитаты».

Новости «Министерства мира»

Еще немного о российской пропаганде высказалась «Новая газета» в статье о российских военных, которые, по словам высших российских чиновников, все приехали в Украину повоевать, будучи в отпуске. По словам автора статьи, «пропагандисты-пиарщики, придумавшие легенду о добровольцах-отпускниках, конечно, не думали о том, что посмертно обвиняют человека, который в репортаже был назван героем. Как и о том, что этот сюжет увидят люди, знакомые с Уставом гарнизонной службы».

Речь идет о том, что на самом деле «порядок предоставления и проведения отпусков рядовым и офицерским составам Вооруженных сил скрупулезно прописан в «армейской конституции» — Уставе гарнизонной и караульной службы. Перед отпуском любой военный, что рядовой-контрактник, что генерал, пишет рапорт на имя вышестоящего командира, в котором указывает в том числе и точное место проведения отпуска. Более того, военнослужащий получает «отпускной билет». В приложении 13 Устава гарнизонной и караульной службы ВС РФ прописано, что, прибыв к месту проведения отпуска, «каждый военнослужащий должен встать на учет в военной комендатуре гарнизона (где ее нет — в ближайшем военном комиссариате), а перед убытием к месту службы — сняться с учета» (пункт 1 приложения 13). Предусмотрел устав и случаи, когда рядом нет военкоматов: «При удалении места пребывания военнослужащего от военной комендатуры гарнизона или военного комиссариата свыше 10 км военнослужащий может встать на учет (сняться с учета) в органах государственной власти и местного самоуправления».

«Дотошное регламентирование порядка проведения отпусков военнослужащих предопределено характером ратной службы, она предполагает постоянную готовность к защите Родины, даже когда солдат или офицер в отпуске. К примеру, если в воинской части объявляется внезапная тревога и начинаются войсковые учения, отпускник обязан срочно прибыть в часть. Таким образом, если в части не знали о том, где проводит отпуск военнослужащий, то это грубое нарушение устава», — подытоживает корреспондент «Новой».

Еще одна статья этого издания рассказывает об одном конкретном российском «курортнике» со стажем. Недавно он вернулся из Украины без ноги.

«На учения 31-я отдельная гвардейская десантно-штурмовая бригада выдвинулась 3 августа. Из Ульяновска (места базирования) ехали на грузовиках на полигон Чебаркуль (Челябинская область). Выросший в Озерске под Челябинском контрактник Николай Козлов смотрел по сторонам, но знакомых Уральских гор все не было. Вдоль дороги начались степи. Скоро всем стало ясно: везут в Украину. «Их также в Крым, скорее всего, отправляли: перебрасывают якобы на учения — и все, ты уже в Севастополе, здравствуйте. Приказ на командировку оформлен, отказаться нельзя. Система устроена так, что отцы-командиры знают, что делать, а солдат не спрашивают, — говорит дядя Николая Сергей Козлов. — Я Кольку спросил: ты подписывал какие-нибудь бумаги? Он сказал: «Если нужно было, за меня уже все подписали». 

«С медалью «За возвращение Крыма» Коля вернулся в Ульяновск. Женился. И в августе оказался в Украине, — рассказывает «Новая газета». - Воевал Николай недели две. Согласно боевому заданию (как он объяснил своему двоюродному брату Дмитрию) подавлял артиллерийские точки противника. «Коля говорит, украинцы очень умно и хитро воюют, — рассказывает Сергей. — Артиллерия удивительно точная. Колин отряд попал в засаду на живца. Сначала украинцы взяли у них двоих пленных, 24 августа наши пошли их отбивать — вот их и обстреляли». Как рассказывал Козлов дяде, стреляли из какого-то бронебойного орудия. Первым же выстрелом Коле оторвало ногу. «Все думали, он двухсотый, — говорит Сергей Козлов. — Кто-то из солдат успел оттащить его с линии огня. Коля cам смог наложить жгут на то, что осталось от ноги, остановить кровь, вколоть лекарства…» Дальше Колю двое суток — с сепсисом, в жару, с большой потерей крови — везли к границе назад. В ростовском военном госпитале (по словам Коли, переполненном ранеными) сделали операцию и отправили в Москву. Домой десантник позвонил уже из Центрального военного клинического госпиталя им. Вишневского — командование сделать это не посчитало нужным, и Коля просто взял у кого-то мобильный телефон». 

«Я дозвонилась Всеволоду Козлову (отцу солдата. — «ОстроВ») в субботу, когда он был на пути к сыну в Москву… - Продолжает корреспондент «Новой». - Вкратце разговор свелся к «не знаю». Я спросила, действительно ли Коля был ранен в Украине. «Не знаю. Скорее всего, нет. Про Украину — это догадки, мне они не нужны. Документально у меня пока ничего нет, болтать просто так смысла не вижу». — «Вы будете добиваться расследования того, где и как пострадал ваш сын?» — «Не знаю. Не думаю. Мне сейчас не до того». Позже я узнала, что в пятницу Всеволод Козлов встретился с журналистами, собранными администрацией Озерска, и заявил, что его сын «нес службу в миротворческой бригаде» на границе с Украиной, «проходит лечение в лучшем госпитале московском» и даже «находится в хорошем расположении духа». В ответ на официальном сайте администрации Озерска появилось сообщение, что «семье военнослужащего, попавшего в непростую жизненную ситуацию, будет оказана всевозможная поддержка».

«В то время, пока Николай Козлов был в госпитале, стало известно о гибели «при исполнении обязанностей военной службы» двух его сослуживцев: заместителя командира 4-го взвода 4-й роты 31-й бригады Николая Бушина и старшего стрелка саперно-десантного штурмового батальона войсковой части 73612 Ильнура Кильченбаева. Еще двое десантников 31-й бригады, Руслан Ахмедов и Арсений Ильмитов, 28 августа попали в плен на территории Украины под Иловайском. P.S. В субботу сюжет о Николае Козлове появился в эфире передачи НТВ «Центральное телевидение» (см. с 11-й минуты). Николай был представлен как тот, кто «еще недавно был в самом пекле, и, наконец, вернулся домой». Ни слова о том, воевал он как ополченец или как контрактник российской армии, сказано не было. Лишь в конце сюжета, как подводку к следующему (о погибшем на Украине фотографе Андрее Стенине) ведущий Вадим Текменев произнес: «В списках покалеченных и погибших не только добровольцы, но и те, кто оказался на войне по долгу службы». Относилась ли она к фотографу Стенину или десантнику Козлову, остается непонятным — возможно, намеренно».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ» 

Теги: , ,
РЕКЛАМА

Оставить комментарий

Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной статье. Комментарии содержащие призывы к насилию и экстремизму, а также нецензурную лексику будут удалены. Регулярное нарушение данных правил повлечет к блокированию Вашего IP адреса. Размещение ссылок в комментариях запрещено.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*