РЕКЛАМА

Пророссийские тролли достали иностранцев настолько, что они уже пишут «гайды» по общению с ними

трольРоссия ведет войну нового типа против Украины. Ее называют гибридной войной, потому что в ней применение традиционной военной силы сочетается с кибератаками, информационной войной, торговой политикой и всевозможными методами давления. Также для усилий России крайне важно правдоподобное отрицание, то есть сохранение возможности отрицать вмешательство России в конфликт. Для этого Россия ведет масштабнейшую, и, возможно, успешнейшую в истории информационную войну.
Жители демократических стран справедливо ожидают, что ложь политиков и государства должна иметь серьезные последствия. Чем больше ложь, тем разрушительнее последствия. Конечно же, есть и те, кто считают, что власть предержащие не говорят ни слова правды, но опыт человечества говорит о том, что применение властями своих полномочий в различных аспектах в целом достаточно честно.
Ожидаемо, что мы воспринимаем мир и происходящие события на основании нашего собственного опыта. Это создает замечательную платформу для информационной войны, которую сейчас ведет Россия. Эта, фактически, война против информации — часть усилий России по силовому достижению своих целей в Украине. Мы считаем, что ложь имеет, с высокой вероятностью, отрицательные последствия для тех, кто ее распространяет, и поэтому полагаем, что количество, уровень и масштабы лжи всегда должны быть как можно меньшими.
Но теперь мы видим, как путинская Россия в огромных масштабах производит ложь и полуправду, а также распространяет незначительные факты, чтобы переубедить и запугать весь мир и достигнуть своих целей в Украине.
Если бы такая кампания сходного масштаба была предпринята в западных странах, лидер, развязавший ее, лишился бы власти и репутации. Возможно, это произошло бы не немедленно, но довольно быстро. Среди основных преимуществ демократии — возможность смены правящего класса на выборах. Путин может этого не бояться. Ложь в России не имеет таких тяжелых последствий, к каким они привыкли. Во-первых, даже само их понятие правды отличается от нашего. Во-вторых, репрессивная государственная машина полностью контролирует население.
В России так же отсутствует главный враг жуликов от политики, также известный как журналистика. Пока у нас есть свободная пресса и другие СМИ, всегда будут журналисты, ожидающие собственного Уотергейтского скандала. Заветная мечта многих журналистов — найти свидетельства злоупотребления властью и свергнуть собственных Никсонов. Это одна из важнейших сдержек для западных лидеров. Наш мир, становящийся все более и более прозрачным, также требует от качественной журналистики поиска правды и освещения контекста сложных цепочек событий. Статус СМИ и их налогообложение — предмет множества дебатов и в Финляндии. Я, например, надеюсь, что при решении об уровне налогообложения в расчет будет приниматься то, что широкое и качественное медийное поле — ключевой элемент нашей защиты против все более яростной и на первый взгляд бесконечной информационной войны, ведущейся против нас.

Аппарат Путина в информационной войне безжалостно использует и злоупотребляет основными преимуществами западной демократии: свободой слова, уважением к чужому мнению и, в первую очередь, ожиданием наличия явных доказательств при выдвижении обвинений. Поэтому неудивительно, что западные пиар-гиганты, нанятые Кремлем, играют скорее вспомогательную роль, тогда как основное направление действий и тон задает непосредственно Кремль. Диктаторский статус Путина гарантирует гибкость как в принятии решений, так и в стратегических коммуникациях.

Modus operandi Кремля знаком нам по кампании, которую много десятилетий ведут производители табака. Используются все средства для создания сомнения и альтернативных объяснений, несмотря на то, что давно известно, что табак вреден и даже приводит к смерти. Сейчас такие же действия предпринимаются против законов и норм по ограничению изменения климата. Сейчас же колоссальная организация распространяет всякого рода объяснения, оправдания и умозаключения, которые либо представляют российскую агрессию оправданной, либо полностью скрывают ее.
Первоначально в интернете троллями называли людей, стремящихся вызвать сильнейшую негативную реакцию на форумах и других сайтах. Такие люди встречаются во всех областях человеческой жизни, но анонимность в интернете привела к взрывному росту активности троллей.
Суть троллинга можно проиллюстрировать дискуссией, случившейся несколько лет назад на форуме сельской газеты. Появился пост, где автор жаловался, что кто-то уничтожил лыжню, проехав по ней на мопеде. Автор был весьма расстроен и назвал такое поведение отвратительным. Тролль немедленно ответил, что ехать на мопеде по лыжне непросто: для этого нужен замечательный контроль как транспортного средства, так и собственного тела, а так же хорошо развитые мышцы. И тут форму буквально взорвался.
Встречаются разные виды пророссийских троллей (ранее я классифицировала их по их мотивам).
Но эти солдаты информационной войны всегда используют обширный арсенал оружия, взятого из различных источников — от изощренной риторики до школьных наездов. Тролли создают туман неясности, предлагая альтернативные объяснения, а в худщем случае пытаются заставить своих оппонентов замолчать, вселяя в них страх. Их цель — создать видимость широкой поддержки благосклонных к России точек зрения в социальных сетях, в комментариях на сайтах СМИ и на форумах. Они во всю используют эти площадки, чтобы посеять семена сомнения и отвлечь от верной интерпретации событий. Обычный человек не ожидает, что ему станут сознательно лгать в лицо, чтобы распространить свою — и Путина — точку зрения.
Многие тролли действуют из искренних побуждений и яростно отрицают свою работу на Путина. Для них их дело правое, важное и справедливое. Для человека естественно воспринимать окружающий мир соответственно собственным представлениям. Например, если СМИ отражают точку зрения, противоречащую вашей, эту точку зрения нельзя просто так отмести как ложную или неважную. Например, сначала мародерство на месте падения MH17 отрицалось, а потом объяснялось нищетой и тому подобным.
Более идеологизированным троллям часто очень трудно осознать, что собеседник может быть не уверен в своем мнении и даже может изменить его в ходе дискуссии под влиянием новых фактов. Они часто рассматривают проявления вежливости (мягкие выражения, извинения и т.п.) как проявление слабости или даже признание неправоты.
Для тролля, демонстрирующего непоколебимую уверенность, собственные взгляды часто являются краеугольным камнем мышления. Более того, они не рассматривают даже малейшего сомнений в этих взглядах, потому что такой односторонний взгляд на мир, иногда основанный на лжи, не подлежит сомнению. Идеологизированный тролль не может воспринимать сложность окружающего мира или наличие множества правдоподобных интерпретаций. Поэтому отсутствует необходимость фактчекинга и изменения своей точки зрения на основе новой информации. Человека с таким отношением вполне можно назвать фанатиком или фундаменталистом. Если понять это, то совсем не удивительно, что многие тролли искренне считают людей, имеющих другое мнение, плохими. Демонизация — еще один важный шаг к мышлению «цель оправдывает средства».
Поэтому убежденные тролли ведут непримиримую борьбу, в которой обычному кодексу человеческого поведения нет места. Хотя именно оппонентов они обвиняют в бесчеловечности. Все, кто общался с людьми с комплексом нарциссизма, знают, как жестоко может быть их несправедливое и нелогичное поведение. Используется весь арсенал нечестных средств ведения дискуссии: игра терминами, постоянное повторение, игнорирование контраргументов, подбор только удобных фактов, «перевод стрелок», переход на личности и логические уловки.
Тролли могут сильно ударить по вашим личным данным. Подробности личной жизни оппонента, или, скорее, самого настоящего врага, — такие как биография, семья и работа, — могут подвергаться жесткой критике. Как школьный хулиган, тролль ищет слабое место, чтобы надавить на него и протолкнуть свою точку зрения. Многие уже привыкли к подобным атакам, но для обычного человека это может оказаться серьезным шоком. С помощью страха можно контролировать как школьный двор, так и дискуссии в интернете. Основной целью атак троллей становятся, конечно, «более ценные» цели, например, политики, журналисты и другие лидеры общественного мнения. Но любое высказывание «неверного» мнения может сделать вас мишенью тролля. Даже если это неприятно, возможно, это следует считать признанием влияния вашего мнения.
Тролль под ником Valvontakomissio (название печально известной российской комиссии, наблюдавшей за соблюдением Финляндией мирного договора после Второй Мировой; также она обеспечивала уважение к СССР в прессе) преследует меня в твиттере и отвечает на мои твиты, пропагандируя собственную точку зрения. Наша долгая перебранка закончилась тем, что он (или они?) стал упоминать Россию и почти открыто пожелал мне отправиться в Воркутинский ГУЛАГ, где, помимо прочих, свой конец нашли сотни эстонцев.
Есть два довольно обоснованных ответа на вопрос, стоит ли спорить с троллями. Ваш оппонент не изменит свою картину мира, а вы будете расстроены оскорблениями и ощутите сомнения в собственной точке зрения. Это может привести к тому, что вы начнете бояться выражать свои мысли из-за предыдущего печального опыта. Те, кто ищет фактов и стремится докопаться до правды, уязвимы для нападок троллей, поскольку их точки зрения, подкрепленные ссылками, рано или поздно столкнут вас с дезинформацией.
Тролль не прекратит и будет мусолить такую информацию, а вежливый человек будет воспринимать этих информационных наперсточников всерьез. В любом случае время и силы, потраченные на троллей, не будут использованы для чего-то более продуктивного.
Другой аргумент заключается в том, что в спорах с троллями есть свои плюсы. Их активность и тщательно спланированные дезинформационные операции иногда могут создать большинство в споре. Если никто не будет им противостоять, их цель — создать иллюзию преобладающей точки зрения — будет достигнута. Цель споров с троллями — не пустые усилия переубедить тролля, но те тихие 90%, которые только читают дискуссии, но сами ничего не пишут.
Я считаю, что умеренное противостояние троллям разумно. Но оно требует способности не принимать их ответы близко к сердцу. Тролля следует рассматривать как непослушного ребенка, с которым нужно разговаривать в спокойной и разумной манере, даже если он кричит во всю глотку и ведет себя самым отвратительным образом. Обычно достаточно выразить свое несогласие кратко, ясно и по существу и привести аргументы в поддержку своей позиции. После этого не продолжайте бессмысленный спор. Я хотела бы призвать всех поступать именно так. Сейчас моя политика такова: я не вступаю в перебранки с теми, кто прячется под псевдонимами. Если имя и лицо собеседника открыты, дискуссия всегда выходит более приличной и честной.
Не важно, спорите вы с троллями или нет; следует понимать, что в мире идет тотальная война против информации. Финляндия — один из театров этого конфликта. Запад и западные СМИ имеют свои недостатки, но они все же демонстрируют достаточно надежную картину мира, в отличие от любителей теорий заговора или наймитов Кремля — даже если последние работают в СМИ.
Никто не может быть полностью правым, но это не повод считать любую информацию ненадежной. Это лишь значит, что нужно не терять бдительность — и не сворачивать активность.
По материалам: disciplescientist.wordpress.com, перевод globeukraine.blogspot.com
Теги: , , , , ,
РЕКЛАМА

Оставить комментарий

Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной статье. Комментарии содержащие призывы к насилию и экстремизму, а также нецензурную лексику будут удалены. Регулярное нарушение данных правил повлечет к блокированию Вашего IP адреса. Размещение ссылок в комментариях запрещено.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*