РЕКЛАМА

F-16 над степью широкой

f16

Фото: Espreso.tv

Профессор Збигнев Бжезинский утверждает (последний раз он делал это 16 июня в Вашингтонском Центре Вудро Вильсона), что Запад должен поддержать Украину, и одновременно развеять опасения России. То есть, нужно допустить членство Украины в ЕС и исключить ее принадлежность к НАТО. 

Интеграция с ЕС — это долгий процесс, соответственно, негативные последствия этого шага не будут сокрушительными для России. Другое дело с Североатлантическим Альянсом — «достаточно посмотреть на карту, чтобы понять, что для России это очень важно с психологической и стратегической точек зрения. Украина не может стать участницей НАТО», пишет Espreso.tv со ссылкой на Gazeta Wyborcza.

Ободренный этой аргументацией «старого врага» (в Москве так воспринимают профессора Бжезинского) Владимир Путин в минувший вторник заявил русским послам, что Россия была вынуждена занять Крым, ведь иначе там расположились бы войска Альянса. «А это означало бы, что НАТО должно построить свою базу в Севастополе, что отбросило бы Россию во времена правления Петра I», — описывал Путин причудливые картинки. В свою очередь, на заседании Совета Безопасности России прозвучали аргументы, что люди на Донбассе появились, потому что не хотели видеть у себя дома войска НАТО.

Очевидная ложь. Оккупация Крыма была первым этапом кремлевского плана разделения Украины. На Донбассе появились русские диверсанты и террористы, потому что с Донецка и Луганска должен начаться следующий этап — занятия Востока и Юга Украины. План не удался, и Путин ищет способ, чтобы с малейшими потерями в глазах россиян выйти из тупика, в который сам себя загнал. 

Не надо облегчать ему эту задачу и искать компромиссы ценой жизненных интересов Украины и государств Центральной и Восточной Европы. Достаточно посмотреть на карту, чтобы понять — Украина по стратегическим и психологических соображений должна стать членом НАТО. А если по каким-то поводам это сегодня невозможно, Альянс должен заключить с Киевом соглашение, гарантирующую ему военную помощь в случае агрессии.

Инженерные сооружения

Украина сегодня напоминает клин, вбитый вглубь территории, контролируемой Москвой — России, Беларуси, Приднестровья и Крыма. Это 3000 километров границы. К этому добавляется морская граница, которая почти полностью открыта после аннексии Крыма. Для сравнения — граница Украины с четырьмя государствами, входящими в ЕС и НАТО (Польша, Румыния, Венгрия и Словакия) — это 1,2 тысячи километров. И в отличие от границ с государствами ЕС, граница с Россией и ее сателлитами не имеет натуральных препятствий. Она проходит степями, лесами и полями.

Игорь Коломойский, губернатор Днепропетровщины и один из олигархов, предложил отделить Украину от России стеной вроде той, что делит Израиль и Палестину. Он посчитал, что такую ​​стену можно возвести за полгода.Реализуя ее, по мнению Коломойского, можно обеспечить работой украинские металлургические предприятия. Украинский СНБО, в свою очередь, принял решение о строительстве на границе с Россией «инженерных сооружений», которые должны сделать невозможным проникновение на территорию государства диверсантов и оружия из России.

Украинцы делают простые выводы по географии и фактах конфронтации с Россией, которая длится уже семь месяцев: они должны научиться жить в состоянии постоянной угрозы независимости и безопасности своей страны. А это означает установление приоритетов в направлениях обороны, милитаризации и поддержания патриотического духа. В интересах Запада является то, чтобы украинцы не чувствовали угрозы со всех сторон (в момент российской аннексии Крыма Виктор Орбан заявил, что Будапешт требует автономии для венгерского меньшинства в Закарпатье), и чтобы Европа и Запад воспринимались, как преданные союзники. Это первый аргумент.

Во-вторых, формула «ЕС — да, НАТО — нет» — вредная. Мы хорошо ее знаем, потому что именно об этом шла речь в торгах с Путиным Германии и Франции накануне саммита НАТО в Бухаресте в апреле 2008 г. Украина и Грузия подали заявки на присоединение к Плану действий по членству в Альянсе, и Кремль стал поперек дороги. Берлин и Париж тогда убеждали признать его правоту, а взамен должны были получить согласие России на Ассоциацию Киева и Тбилиси с ЕС. Через полгода состоялась российская агрессия относительно Грузии, теперь Россия напала на Украину. Повод — стремление этих стран к Ассоциации с ЕС. А после «победного марша» по украинским степям должна была наступить очередь Молдовы, стран Балтии и Балканы.

Возврат к концепции шестилетней давности был бы настоящим подарком для неизлечимого агрессора. Речь идет о том, что Запад не спешит с принятием Украины в европейскую семью, ведь — как сказал недавно глава французского МИД — «многие страны в ЕС не готовы к этому». Когда они будут готовы? Этого не знает никто.

До Путина начинает доходить

Аргумент третий — в Европе за безопасность отвечает не ЕС, а НАТО, и пока это не планируется менять. Формула «ЕС — да, НАТО — нет», является, по сути, согласия на пребывание Украины в сфере «особых интересов» России. Профессор Бжезинский предлагает США предоставить украинцам современное противотанковое вооружение и ручные ракеты, чтобы противостоять российским танкам в условиях города. Как чеченцы в Грозном в 1994-м — и это даже не полу-средство.

Во вторник Путин сетовал, что во всем виновата американская доктрина устрашения. Конечно, агрессора нужно запугать, чтобы отбить у него стремление к новым завоеваниям. Этой цели не достичь за счет перспективы сотен тысяч украинцев, убитых в героических боях — ведь это только будет играть на руку Путину. Наиболее достойные погибнут, а из тех, кто выживет, он сделает послушных граждан империи. Подобную тактику применил Сталин, устроив Голодомор.

НАТО отпугивает военным потенциалом и принципу «Один за всех, и все за одного». Ничто не препятствует распространить этот принцип и в Украине и на другие постсоветские государства. Этого хотят их общества — согласно последним социологическим исследованиям, в Украине сторонники членства в Альянсе преобладают над противниками. И количество сторонников растет.

Украинская армия становится все более совершенной военной машиной. На базе частей, участвующих в операции на Донбассе (около 30 тысяч человек), вскоре предстанут новые ударные силы для отпора российского вторжения. Важен также потенциал украинской оборонной промышленности, которая может производить современные БМП и танки, противотанковое и зенитное оружие, вертолеты, самолеты и корабли. 

И для того, чтобы отпугнуть потенциального агрессора, достаточно было бы заявления НАТО о том, что союзники берут контроль над украинским воздушным пространством.

Четвертым аргументом является то, что проблемы России не объективный характер, ибо эта страна имеет все, в чем нуждается великая держава. Проблема Путин в том,что он потерял контакт с реальностью, но не на столько, чтобы не реагировать на внешние раздражители. В марте или апреле он мог занять «континентальную» Украина, и не сделал этого. Украинцы сопротивлялись, и их в этом поддержал Запад — особенно США. 

Путин и российские элиты знают, что у них нет шансов в конфронтации с Европой и Америкой. Они являются сильными исключительно за счет слабости Запада и трусости его политиков. Именно поэтому достаточно показать, что игра для Москвы закончена, так как мы живем в XXI, а не в XIX веке. Немного показяться и успокоятся. Людей они не ценят, но деньги считают ловко.

Наконец, аргумент пятый. Историки и политологи любят спорить о границах Европы. Особое место в этих диспутах занимает Украина — двуязычная страна, в которой большинство населения исповедует Православие. В связи с этим, одни говорят, что Украина не относится к Европе, как сообщества западной цивилизации, другие говорят, что принадлежит только частично «До Збруча», то есть, до восточной границы II Речи Посполитой, или «До Днепра», то есть, к границе I Речи Посполитой.

Война, которую развязал Путин, определила политические границы целого западного мира. Они находятся там, где лежат могилы украинских солдат — 600 км.по прямой линии от Москвы. Украинцы защищают свою страну, потому что хотят сохранить свободу, демократию, гражданские права и свободы — основные ценности, на которых построен Североатлантический Альянс. НАТО опровергло бы само себя, если бы отказало в членстве или весомой помощи стране, которая во имя этих ценностей платит кровью своих солдат.

Перефразируя Ежи Гедройца, можно сказать, что без Европы (объединенной и связанной союзом с США) не будет независимой Украины. Одновременно без независимой и демократической Украины Европа будет нестабильной, и находиться под постоянной угрозой соседа, который чихал на ее единство и свободу.

Теги: , , ,
РЕКЛАМА

Оставить комментарий

Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной статье. Комментарии содержащие призывы к насилию и экстремизму, а также нецензурную лексику будут удалены. Регулярное нарушение данных правил повлечет к блокированию Вашего IP адреса. Размещение ссылок в комментариях запрещено.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*